Поселок Крекинг города Орска глазами трудармейцев

В далекие 30-е годы на правобережной стороне реки Урал начали активно возникать промплощадки, строились новые заводы. Так в 1935 году в нашем городе начал работать завод Крекинг, ныне «Орскнефтеоргсинтез», который в годы войны реконструировался силами трудармейцев, состоящих сплошь из лиц немецкой национальности.

20151025_162751

Если двигаться дальше по дороге, там находится ОАО «Орскнефтеоргсинтез»

Многие орчане знают, что поселок Крекинг построен на костях. Тут массово от голода и болезней умирали те несчастные немцы, волею судьбы попавшие в наш городок. Тут же строились дома, бараки, постройки. Бывший Крекинг, ныне поселок Победа города Орска,  построен на немецких останках.

Поворачиваем в сторону завода

Поворачиваем в сторону завода

Благодаря потомку одной из женщин, работавших в Орске, мне посчастливилось увидеть те времена и наш строящийся тогда город глазами тех, кто его возводил.

Передо мной лежит стихотворение, автор которого неизвестен, называется оно  «В  год 1942», написанное на немецком языке непосредственным очевидцем и участником тех событий. Я взяла на себя смелость перевести его и сделать адаптированный русский текст, чтобы мы, орчане, живущие на нашей малой родине, почтили память безвинно погибших и страдающих тогда рабочих, таких же членов советского государства, как моя прабабушка, прадед, только этнических немцев в отличие от нас. В этом была их беда.

О преследовании немцев в СССР В сталинское время

В годы сталинских репрессий проводилась политика насильственного переселения малых народов, она коснулась чеченцев, ингушей, крымских татар, калмыков, а также немцев, проживавших в огромном государстве Советский Союз. Вообще политика Сталина не только малые народы затронула, коснулась она и великороссов, не обошла стороной и нашу семью, об этом я писала в своей статье «О строительстве Волго-Донского канала и об отдельно взятой судьбе«.

Но вернусь все же к немцам. Сначала их тоталитарный режим выдворил из западных областей СССР, а потом уже во время войны использовал как дешевую рабочую силу именно в тех местах необъятного Союза, где это было необходимо.

10 января 1942 года вышел печально известный приказ ГКО о мобилизации всех  советских немцев от семнадцати до пятидесяти лет в трудармию. Ниже цитирую часть документа:

О ПОРЯДКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НЕМЦЕВ-ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ ПРИЗЫВНОГО ВОЗРАСТА ОТ 17 ДО 50 ЛЕТ.

В целях рационального использования немцев-переселенцев мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Всех немцев мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, годных к физическому труду, выселенных в Новосибирскую и Омскую области, Красноярский и Алтайский края и Казахскую ССР, мобилизовать в количестве до 120 тысяч в рабочие колонны на все время войны, передав из этого числа:

а) НКВД СССР — на лесозаготовки 45.000 чел.
-«- — на строительство Бакальского и Богословского заводов — 35.000 чел.

б) НКПС СССР — на строительство железных дорог Сталинск — Абакан, Сталинск — Барнаул, Акмолинск — Карталы, Акмолинск — Павлодар, Сосьва — Алапаевск, Орск — Кандагач, Магандагорск — Сара 40.000 чел.

Проведение мобилизации возложить на НКО (т. Щаденко), совместно с НКВД и НКПС.

К мобилизации приступить немедленно и закончить 30-го января 1942 года…

И далее по тексту…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ        И. СТАЛИН

В октябре того же года возрастные рамки мобилизованных расширили, установив нижний порог от 15 до 16 лет, верхний от 51 до 55 лет, с этого же времени ( с октября 1942 года)  стали мобилизовать также и женщин-немок от 16 до 45 лет.

Первая группа трудармейцев в Орске

Первая группа трудармейцев прибыла в наш город в ноябре 1942 года, она была причислена к конторе № 3 треста «Нефтезаводмонтаж». Как я уже писала, в Орске уже работал завод Крекинг по переработке нефти, но шел второй год войны, страна нуждалась во все возрастающих объемах горюче-смазочных материалов. А то топливо, которое выпускал орский завод, было низкооктановым. Поэтому было решено реконструировать уже имеющееся предприятие, оборудовать его и модернизировать.

район поселка Победа

район поселка Победа

В октябре 1941 года все тот же ГКО принял постановление «О строительстве нефтеперерабатывающих заводов в Красноводске и Орске». Пуск установок завода намечался на февраль-апрель 1943 года.

Строительство и модернизация нефтеперерабатывающих заводов

По договору ленд-лиза США обязались поставлять в Орск, Красноводск, а также Гурьев и Куйбышев (сейчас Самара), в которых также строили крекинговые заводы, новое промышленное оборудование. Согласно документу , а именно постановлению ГКО «О строительстве импортных нефтеперерабатывающих заводов», орскому предприятию был присвоен № 228. Сейчас это один из цехов «Орскнефтеоргсинтеза».

Вид на ОНОС

Вид на ОНОС, проходная

Конечно, для такой грандиозной стройки государственного масштаба как раз и понадобились трудармейцы. Как я уже писала, первые мобилизованные рабочие прибыли к нам в ноябре 1942 года. Это были и женщины из двух поселков Люксембургского района Чкаловской области Клинка и Юговки. Сейчас эти поселки относятся к Красногвардейскому району Оренбургской области.

Читайте также:  Поселок Звероферма, входящий в муниципальное образование город Орск

Мне в руки попал список этих женщин, мобилизованных в трудармию в ноябре 1942 года, список этот любезно предоставлен одним из потомков несчастных. Кстати, в данном списке есть женщина Тина Генрих Дюк, так вот ее сын Владимир ныне живет в Германии, это он и поделился со мной информацией о мобилизованных немках.

Оригинал стихотворения, фото трудармейцев и список женщин на немецком языке смотрите здесь:

http://chort.square7.ch/FB/p9049.html

Список женщин-немок, прибывших в Орск в ноябре 1942 года

Привожу его полностью, возможно, что кому-то эта информация пригодится.

Из поселка Клинок в Орск, в поселок Крекинг отправлены 15 женщин:

  1. Зина Отто Гауф,
  2. Амалия Эзау-Дюк,
  3. Лиза Классен-Беккер,
  4. Лиза Унру-Барвиг,
  5. Тина Пеннер,
  6. Лена Беккер-Копп,
  7. Анна Мартенс-Пеннер,
  8. Гредель Мартенс,
  9. Анна Мартенс,
  10. Гата Винс-Реймер,
  11. Тина Панкратц,
  12. Мария Изаак-Пеннер,
  13. Лиза Мартенс-Эзау,
  14. Агнес Мартенс,
  15. Юстина Пеннер-Вальде.

Из поселка Юговка в Орск, в поселок Крекинг отбыли 23 женщины:

  1. Тина Франц Паульс,
  2. Лиза Франц Генрихс,
  3. Мария Абрам Изаак,
  4. Мария Лёвен,
  5. Анна Петер Лёвен,
  6. Агнес Петер Лёвен,
  7. Лена Петер Лёвен,
  8. Анна Петер Креккер,
  9. Лена Петер Креккер,
  10. Анна Петер Панкратц,
  11. Тина Корнелиус Герцен,
  12. Агнес Корнелиус Герцен,
  13. Грета Генрих Герцен,
  14. Тина Петер Церт,
  15. Анна Тобиас Шартнер,
  16. Лиза Фаст,
  17. Мария Петер Вольф,
  18. Тина Генрих Дюк,
  19. Мария Петер Классен,
  20. Мария Церт (оставила двух малолетних детей),
  21. Лиза Бернгард Классен,
  22. Хольда Густав Веснер,
  23. Агнес Густав  Веснер.

Все эти имена, отчества , фамилии стоят перед глазами до сих пор, а за ними их обладательницы, еле живые, изможденные, с грустными лицами,с глазами, полными тоски и безысходности.

Перевод стихотворения  «В  год 1942 -ой» , автор которого неизвестен

Ниже привожу литературный перевод стихотворения, написанного одной из этих женщин, в котором передана вся боль человеческая, безысходность и страдания:

  1. Трагическим запомнился

Мне год сорок второй.

Глаза от слез все красные

Годины той лихой.

2. «Готовы ль вы, — спросили нас,

Стоит уже подвода,

Уехать на чужбину все

На срок чуть меньше года?»

3. Как много слез тех пролито,

Как вздохи те слышны!

И старые, и юные

Лицом стали страшны.

4. Стоит перед воротами

Телега с багажом,

Загруженная полностью,

Везде друзья кругом.

 5.  Терпите, люди милые,

Три месяца пройдет,

Вернемся мы домою все,

Закончив срок работ.

6.  Через деревню тянется

Повозка, слышны стоны

Детей… Как гроб на кладбище

Везут на похороны.

7. Доехали до станции,

Здесь поезд стоит,  стих…

Грузить нам вещи велено —

Нет времени у них.

8. Как только поезд тронулся,

Заголосили  вмиг,

Все заглушил ужаснейший

Плач женщин, скорбный крик.

9. Мы в город Орск приехали,

Прошло шестнадцать дней,

Дома готовы не были,

И не было дверей.

10.  На день второй приезда мы

Уж нормы выполняли,

С усилием огромнейшим

Землицу все копали.

11.  Должны хлебать мы огуречный суп

И рыбьи головы жевать,

При этом быть довольными

И наши нормы выполнять.

12.  Все эти нормы, карточки

Узнали мы отныне,

Где каждый год последующий

Похож был на другие.

13.  С восьми утра работали

И в восемь домой шли

Без радости, голодные,

Чуть ноги волокли.

14.  Ура! Война закончена

Поедем мы домой,

Так не пройдет и месяца,

Увидим кров мы свой!

15. Но все слова бессмысленны,

Они как звук пустой…

Мы ждали много лет конца,

Но нет пути домой.

16. Как долго ждать еще нам тут,

Как долго жить нам здесь?

На родину хочу к себе,

Мечта то моя есть.

17. Господь — творец, он всемогущ,

Он целым миром правит,

Спасибо скажем мы ему,

Что нас он не оставит.

Все, что написано выше, истинная правда.

Условия существования трудармейцев

Добирались до Орска тогда все эти женщины, перечисленные мной, из Сорочинска шестнадцать дней, это при том, что сейчас мы можем доехать поездом до Сорочинска менее чем за десять часов! Мобилизованы немки были 12 ноября 1942 года, а приехали к нам в Орск в конце месяца в числе прочих трудармейцев. Такой долгий путь объяснялся тем, что состав нередко загоняли на какую-нибудь второстепенную ветку или в тупик, где он и простаивал несколько дней. Взятых из дома запасов продовольствия едва хватило на первую неделю, и люди ехали голодные, не зная, куда их везут и как долго будет еще этот путь продолжаться. Если вы ездили на поезде хотя бы в Сочи, то представляете, что такое путь , когда едешь двое с половиной суток без нормальной еды, сна, а тут больше двух недель… А потом сразу изнуряющий труд, которому не было конца!

Трудармейцы жили у нас в Орске тогда в поселке Крекинг за колючей проволокой как заключенные, их охранял конвой, с работы и на работу также трудармейцев конвоировали. У немцев отобрали паспорта. Сначала они жили в землянках, а потом стали строить одноэтажные унылые здания барачного типа.  По словам женщины, прошедшей этот ад, в Крекинге было 23 землянки сначала, в 22 из них жили женщины, в последней -мужчины. В каждой ютилось по 150-200 человек, всего около пяти тысяч трудармейцев.Работали на износ за тарелку пустого супа, для немцев были определены некие нормы, при невыполнении которых их паек уменьшался. Хлеба выдавали всего 400-600 граммов в день. Никто и думать не хотел о здоровье людей, умирал каждый второй, но советское правительство это мало заботило, так как  на смену одним присылали других. Из пяти тысяч человек умерло почти две с половиной тысячи!

Читайте также:  Мосты и мостики Елшанки

Cтроительство водозабора нефтеперерабатывающего завода, ныне ОАО «ОНОС» 

Помимо основного строительства мобилизованных немцев использовали и для других работ. Так, например, в районе садов Попова угла у нас находится водозаборная станция ОАО «Орскнефтеоргсинтез»,траншею для труб, подающих воду на завод, копали целое лето 1944 года.Сейчас водозабор успешно функционирует, а его строительство дорого обошлось подневольным рабочим, которые массово умирали.Что, например, думала в то время такая женщина как Мария Церт из представленного мной списка? На родной сторонке остались две ее кровиночки, а она вынуждена была горбатиться на чужбине.Как хотела, наверное, прижать та деток к своей измученной груди, поплакать, но нет, ее ждали страшные трудовые будни , оплачиваемые разве что пустой похлебкой да хлебом в 300 грамм, а остальные триста получала мукой. Приходилось печь хлеб в бараках. Детки, милые детки, зачем же так жестоко государство поступило с вашей мамкой? И неизвестно, вернулась ли та домой, или умерла от тифа в жестоких мучениях с мыслью о доме, детушках, прошлой милой жизни.

В то время, когда немецкие трудармейцы рыли траншею для будущего водозабора, не было ни нашего 2-го участка, ни поселка Рабочий. Только-только возводились в этой части города дома барачного типа в так называемом поселке Локомотив. А сейчас это один из центральных районов города. Если оценивать работу подневольных немцев с точки зрения дальности протяжения  выкопанной траншеи, это составит по прямой девять с половиной километров! А ведь этот водовод протянулся через всю промышленную зону, проспект Мира, второй участок, поселок Рабочий, петляет еще километров пять по садам Попова угла, не так уж это и мало.

По воспоминаниям одного из потомков трудармейцев Баумбах, его дед вместе со многими терпел лишения сполна, вручную они разгружали вагоны с оборудованием для нового строящегося завода №228. По сорок человек вместе катили одну трубу. А ведь по специальности многие советские немцы были в прошлом учителями, врачами, другими рабочими. Так Баумбах вернулся к учительству уже после 1947 года, когда строительство завода № 228 было закончено.

20151025_163119

В стихотворении, мной переведенном,  говорится, что даже после войны трудармейцы не могли покинуть пределов Орска.Это, действительно, так.

Надежды рушатся

Из стихотворения видно, что сначала трудармейцев настраивали на короткий срок, даже речь идет о трех месяцах, потом ждали конца войны, но тщетно…

По окончании войны советским немцам не суждено было быстро вернуться на родину. Хотя их перестали держать за колючей проволокой и дали возможность перемещаться по городу, на родину они уехать  не могли. Такой шаг расценивался как побег и карался каторжными работами сроком на 20 лет.

Спецпоселения немцев ликвидировали уже в 1954 году после смерти Сталина, но получили возможность покинуть Орск  бывшие трудармейцы только в 1972 году.

В прошлом подневольные рабочие устраивались на те предприятия, которые они сами и строили.

20151025_162947

Получив возможность обустраиваться на чуждой им земле, немцы понастроили много добротных и красивых домов в современном поселке Елшанка. Очень соскучились они по красоте и уюту!  Некоторые так и не уехали, пустив в Орске корни, обзавелись семьей, домом, потомством. Шутка ли, прожить около тридцати лет здесь, а потом опять все бросить и начинать заново!

До сих пор у нас в городе нередко можно встретить людей с немецкими фамилиями, я знаю, например, людей, носящих фамилии Паульс, Кляус (правильно Клаус, но так записал паспортист), Классен, Берг, Франц, Пеннер,Реймер, Шнайдер, Бальцер, Тевс, Гохнадель, Гелунг, Рат,Швидт, Ламмерт,Шмидт,Фрей ,Баумбах, Дик, Флеминг и других. Но не факт, что все они потомки бывших трудармейцев, хотя их все-таки большинство.

Сейчас в стадии разработки находятся мои изыскания воспоминаний трудармейцев и их потомков, которые я позже вам представлю.

В статье использованы материалы:

1.Е. Нижник. Трудармейцы в Орске. Орская хроника, 25 мая 2002 года,

2. И. Старикова . Русские немцы. Чужие среди своих. Prosa.ru,

3.А. Д.Иголкин. Нефтеперерабатывающие заводы, поставленные в СССР из США по ленд-лизу.http://burneft.ru

4.Soldat.ru

5.chort.sqare7.ch