Степь может убивать

 Я  приближался  к  месту  моего  назначения. Вокруг  меня  простирались
печальные пустыни, пересеченные холмами и оврагами. Всё покрыто было снегом.
Солнце  садилось.  Кибитка  ехала  по  узкой дороге,  или  точнее по  следу,
проложенному крестьянскими санями.  Вдруг ямщик стал посматривать в сторону,
и  наконец, сняв  шапку, оборотился ко мне и сказал: "Барин, не прикажешь ли
воротиться?"
     - Это зачем?
     "Время  ненадежно:  ветер слегка подымается; -  вишь,  как  он  сметает
порошу".
     - Что ж за беда!
     "А видишь там что?" (Ямщик указал кнутом на восток.)
     - Я ничего не вижу, кроме белой степи да ясного неба.
     "А вон - вон: это облачко".
     Я увидел  в самом деле на краю неба белое облачко, которое  принял было
сперва  за  отдаленный холмик. Ямщик изъяснил  мне,  что облачко  предвещало
буран.
     Я  слыхал  о  тамошних  мятелях,  и знал,  что  целые  обозы бывали ими
занесены.  Савельич,  согласно со мнением ямщика, советовал  воротиться.  Но
ветер  показался мне  не  силен;  я  понадеялся добраться заблаговременно до
следующей станции, и велел ехать скорее.
     Ямщик  поскакал; но все  поглядывал на  восток.  Лошади бежали  дружно.
Ветер между  тем час от часу становился сильнее. Облачко обратилось в  белую
тучу, которая  тяжело  подымалась, росла, и постепенно  облегала небо. Пошел
мелкий снег -  и вдруг повалил  хлопьями. Ветер завыл; сделалась  мятель.  В
одно мгновение  темное  небо смешалось со снежным  морем. Все  исчезло.  "Ну
барин", - закричал ямщик - "беда: буран!"...
     Я выглянул  из  кибитки:  все было  мрак и  вихорь.  Ветер выл с  такой
свирепой  выразительностию, что  казался  одушевленным; снег засыпал  меня и
Савельича; лошади шли шагом - и скоро стали.
     -  "Что же  ты не едешь?" - спросил я  ямщика с  нетерпением. - "Да что
ехать?  - отвечал  он,  слезая с облучка; невесть и так куда заехали: дороги
нет, и мгла кругом. - Я стал было его бранить. Савельич за  него заступился:
"И  охота было не  слушаться"  - говорил  он  сердито  -  "воротился  бы  на
постоялый двор, накушался бы  чаю,  почивал бы себе до утра,  буря б утихла,
отправились бы  далее. И куда  спешим? Добро бы на  свадьбу!" - Савельич был
прав. Делать было нечего. Снег так и валил. Около кибитки  подымался сугроб.
Лошади стояли, понуря голову  и изредка  вздрагивая. Ямщик ходил  кругом, от
нечего делать улаживая  упряжь.  Савельич ворчал; я глядел во  все  стороны,
надеясь увидеть хоть признак  жила или  дороги, но ничего не мог  различить,
кроме мутного кружения мятели... Вдруг увидел я что-то  черное. "Эй, ямщик!"
- закричал я - "смотри: что там такое чернеется?" Ямщик стал  всматриваться.
-  А  бог  знает, барин, - сказал он,  садясь на свое  место:  - воз не воз,
дерево  не дерево, а  кажется,  что  шевелится.  Должно быть,  или волк  или
человек.
     Я  приказал  ехать  на  незнакомый  предмет,   который  тотчас  и  стал
подвигаться  нам  навстречу. Через  две  минуты мы поравнялись  с человеком.
"Гей,  добрый человек!"  - закричал  ему ямщик. - "Скажи, не знаешь  ли  где
дорога?"
     - Дорога-то здесь; я стою  на  твердой полосе, - отвечал дорожный, - да
что толку?
     - Послушай, мужичок,  -  сказал  я ему  -  знаешь  ли ты  эту  сторону?
Возьмешься ли ты довести меня до ночлега?
     -  "Сторона  мне  знакомая" - отвечал дорожный - "слава богу,  исхожена
изъезжена вдоль и поперек. Да вишь какая погода: как раз собьешься с дороги.
Лучше  здесь  остановиться,  да  переждать,  авось  буран  утихнет  да  небо
прояснится: тогда найдем дорогу по звездам".
     Его хладнокровие ободрило меня. Я уж решился,  предав себя божией воле,
ночевать  посреди степи, как вдруг дорожный сел проворно на облучок и сказал
ямщику: "Ну, слава богу, жило недалеко; сворачивай в право да поезжай".  - А
почему ехать мне в право? - спросил ямщик с неудовольствием. - Где ты видишь
дорогу?  Небось:  лошади чужие, хомут не  свой, погоняй  не  стой.  -  Ямщик
казался мне прав. "В самом деле" - сказал я: - "почему думаешь ты, что  жило
не далече?" - А потому, что  ветер оттоле потянул, - отвечал дорожный, - и я
слышу,  дымом пахнуло;  знать, деревня близко. - Сметливость его  и тонкость
чутья меня изумили. Я велел ямщику ехать. Лошади тяжело ступали по глубокому
снегу. Кибитка тихо подвигалась, то  въезжая на сугроб, то обрушаясь в овраг
и переваливаясь  то  на  одну, то  на другую  сторону. Это  похоже  было  на
плавание  судна  по бурному  морю.  Савельич  охал, поминутно толкаясь о мои
бока. Я опустил циновку, закутался в шубу и задремал, убаюканный пением бури
и качкою тихой езды.

 

Читайте также:  Про хутор Поповский 1-ый, Павловскую волость и Средне-Каргальский сельсовет

Так описывает в «Капитанской дочке» Пушкин поездку своего героя Петра Гринёва к месту его службы в Оренбургскую губернию. Я же вспоминаю дела не столь давно минувших дней. События произошли в новогодние праздники и прогремели на всю страну.

Трасса зимой в степи

Трасса зимой в степи

Это затор на автомобильной  трассе Р-336 Оренбург-Орск недалеко от села Кидрясово в Кувандыкском районе и экстремальные роды в Кваркенском районе. Не так повезло участникам современного невыдуманного события близ Кидрясово, написанного жизнью, и нашим героям не попался среди метели провожатый  как Гриневу, да и машины, в отличие от саней, не смогли проехать по глубокому снегу.

Про роды в Кваркенском районе можно прочитать здесь:

http://orsk.ru/news/60266

Я же вспомню непогодные условия тех дней и немножко расскажу вам об историях, имевших место быть в нашем Оренбуржье, связанных также с непогодой.

Утро 31 декабря 2015 года начиналось как обычно в  предпраздничных хлопотах, гонках людей по магазинам, приведением себя в порядок перед предстоящими торжествами. Никто и не заметил, как ближе к вечеру завьюжило. Ветер становился штормовым. И уже когда пробили куранты, за окном так завывало, что даже не хотелось никуда выходить. А кто-то в такую метель еще умудрялся пускать праздничные салюты. Второго января метель уж было улеглась, но к вечеру опять разыгралась буря. В эту ночь со 2-го на 3-е я плохо спала, маленькая дочь то и дело ворочалась во сне… Ветер был такой силы, что у нас в спальне стекла в окнах дрожали. Но это было в городе, где все-таки порывы ветра сдерживаются искуственными преградами:домами, деревьми… Трудно представить, что творилось тогда в степи. Я спала дома рядом со своей годовалой дочей, а где-то там возле Кидрясово замерзали люди, доведенные до отчаяния.

Я очень люблю наши степи, их монументальность, бескрайность, люблю их,  выжженные солнцем летом, зеленеющие весной, а какие подснежники и тюльпаны у нас растут! Каждая моя статья про Оренбуржье пропитана любовью моей к малой родине. Обожаю ветер в степных просторах, когда можно загореть так, будто побывал на  море, люблю размышлять о кочевавших когда-то по нашим раздольям  степняках. Но все это весной, летом, осенью. Зимой степь страшна, горе тому, кто рискнет сражаться с волей стихии на ее просторах.

Буртинская степь

Буртинская степь

Никоим образом не осуждаю тех, кто поехал тогда в дорогу, ведь обстоятельства бывают разные, но всегда люди были сильнее обстоятельств, на этот раз оказалось наоборот. Что уж говорить, без меня и так про это написано, много уже сказано.

Какие бывают зимы в Оренбуржье

История Оренбуржья пестрит такими примерами, когда человек оказывается один на один с природой в нашей глухомани. Вот, например, у меня есть статья про Воскресенку Гайского района, в которой  я пишу, будто бы заблудший в непогоду путник наткнулся на хутор Объедков в степи зимой , и в благодарность за спасение хутор переименовали. Полностью статью можно прочитать здесь.

Читайте также:  Елшанка - село Соль-Илецкого района

Или случай из жизни переселенцев. Есть у нас в Кувандыкском районе Оноприеновка, ранее хутор Оноприенко. Вместе с основателем населенного пункта многие тогда крестьяне с Украины приехали, обрадовались  благодатной земле, но, перезимовав, испугались, оставшись на следующий год без хлеба,ведь такие метели были суровые здесь. Многие и уехали тогда обратно.

А первоцелинники. Думаете, все оставались в неприветливой неуютной степи у нас с 1954 года?Так пропаганда гласила тогда, что все не испугались, работали, сеяли хлеб. Но были среди них парни и девчата, смутившиеся тяготами  быта, уехавшие обратно домой, ведь практически до зимы приходилось жить первоцелинникам в палатках под открытым небом, пока дома не были возведены.

Или вот, например, многие малые населенные пункты зимой вообще были отрезаны от всего окружающего мира, впрочем, не только раньше, но и сейчас. На месте современного Новотроицка в начале двадцатого века стоял хуторок небольшой -Сильнов. Зимой лютой его заносило так, что только крыши оставались видны, так и жили люди в Сильнове, отрезанные от всего живого, пока снег не стаивал. А жители всех малых населенных пунктов вообще зимой бывают отрезанными от цивилизации, до сих пор запасаются на зиму продуктами и товарами с «большой земли».

 Степь страшна не только зимой. Ее изменчивая поступь приводит и к непогоде даже весной. Если вспомнить пресловутый бишкунак. Предыстория этого погодного явления гласит, будто уже началась давно весна, все было зелено, а температура воздуха высокая. Пошли пять друзей-казахов в соседнюю деревню в гости, легко одетые, но тут началась непогода, метель среди весны, да так и замерзли казахи — пять друзей, (кунаков) посреди степи. С тех пор похолодание весной после уже наступившего тепла называют у нас бишкунаком. Только скинешь верхнюю одежду, пригреешься, а тут опять светопредставление начинается.

 Или вот в недавнем прошлом. В Новоорском районе зимой мужчина рискнул идти пешком до своего поселка, да так бы и замерз, если бы не вовремя подоспевшая помощь. И таких примеров масса.

Все сейчас пишут о трагедии на трассе Оренбург-Орск, произошедшей в начале января 2016 года, а ведь подобные случаи были и раньше.Так с 19 по 21 марта 2014 года на автодороге направлением Актобе-Орск четверо суток в снежном плену стояли десятки машин, были жертвы. Стихия поглотила тогда и авто возле Краснощеково на уже известной всем трассе Р-336 Оренбург-Орск-Шильда-граница Челябинской области. Возле Будамши Новоорского района застряло в тот год более пятидесяти автомобилей.

Степь в январе 2016 года забрала двух человек : орчанина, замерзшего на дороге, и жительницу одного из районов, у которой в снежном плену случился инфаркт, а потом она впала в кому. Будьте осторожны,степь убивает, стихия страшна!

Любите свою родину, путешествуйте по Оренбургскому краю, узнавайте новое, но только в дни, когда погода это сделать позволяет. У нас где лошадь проедет или велосипед, застрянет самый что ни есть навороченный внедорожник. И любой климат-контроль салона окажется ненужным, если кончился бензин. Берегите себя.